| Reset | A - | A + |
Главная \ Новости \ Последние новости \ Доклад Академика Абела Аганбегяна в Новосибирском госуниверситете
Доклад Академика Абела Аганбегяна в Новосибирском госуниверситете
Последние новости
26.07.2012 00:00
Академик Абел Аганбегян

Уровень докризисных экономических показателей 2008 года в России восстановлен, но из-за отсутствия инвестиций темпы роста экономики за последние два года снизились вдвое. Академик Абел Аганбегян называет ситуацию в нашей стране периодом застоя по аналогии с брежневскими временами.

Изложение его доклада, сделанного на днях в Новосибирском госуниверситете, с сайта S&T RF:

Разница между сегодняшним днём и застоем при Брежневе лишь в том, что уровень доходов населения в те годы не снижался, – сообщил учёный, выступая на 45-летии основанного им экономического факультета. – В последние годы он вырос в среднем меньше чем на 1%, что означает резкое падение доходов у подавляющего большинства россиян. При этом уровень потребления не упал. Другими словами, население страны разделилось на тех, кто тратит большие деньги, и всех остальных, намного более бедных. Коэффициент финансового разрыва между этими классами – 16. Количество малообеспеченных людей за десять лет после кризиса 1998 года сначала сократилось с 30% до 13%, но в последние три года снова понемногу растёт.

На душу населения в России приходится 22,6 м2 общей площади жилья, включая кладовку, балкон и кухню. Если же взять только жилую площадь, то на каждого россиянина приходится менее 15 квадратов. 23% населения РФ не имеют в доме туалета, 27% – холодной воды и 40% – горячей. По современному стандарту такие помещения даже нельзя назвать жилыми. Это сараи, в которых в России в XXI веке живут люди. Мы не входим даже в первую сотню стран мира по жилищной обеспеченности.

Комфортного жилья сегодня в России приходится 10 квадратов на человека – ровно в три раза меньше, чем в последней стране списка международного рейтинга.

Очевидно, что строить жильё в России нужно срочно и много. Тем не менее, этого не происходит. Во Франции, где на человека приходится 40 квадратов жилья, строят в полтора раза больше, в США (65 м2/чел) – в два раза больше.

Такая же ситуация в нашей стране происходит с дорогами. Среди развитых стран Россия – единственная, где нет ни одной междугородней скоростной автострады и скоростной железной дороги. Во Франции все города с населением свыше ста тысяч человек соединены скоростными автострадами или железными дорогами, средняя скорость по которым составляет 250 км/ч. Первая из них появилась там ещё 20 лет назад. В целом по экономическим показателям Россия отстаёт от Европы и США гораздо меньше, чем по социальным. Главный из социальных показателей – средняя продолжительность жизни.

В 2011 году в России продолжительность жизни достигла уровня 1964–1965 годов в СССР и составила 70 лет.

В те годы этот уровень у нас был таким же, как во многих развитых странах. Сегодня мы отстаём от них и от самих себя примерно на полвека, занимая в международном рейтинге 105-е место, а по качеству здравоохранения – 130-е. В отличие от экономических показателей, быстро эту ситуацию не изменить. Единственный достойный социальный показатель в России – качество образования – занимает пока 40-е место в списке. Неплохо, если не знать, что в 60-е годы наша страна входила в первую пятёрку этого рейтинга. Тогда на образование в СССР тратилось 11% валового продукта, а в США – всего 4%. После того как СССР отправил в космос первый спутник и первого человека, Америка пересмотрела свою систему образования, создав центры научного превосходства на базе ста университетов и выделив им по $100–200 млн.

За последние полвека Россия и Америка поменялись местами: теперь мы тратим на образование 4% ВВП, а США – 11%.

Заметнее всего в последние годы в российской экономике растёт только импорт. Причём импорт готовой промышленной продукции. Он вырос на 67% против 15% роста отечественной промышленности. На экспорт по-прежнему уходит сырьё. Из него 56% составляют нефтепродукты, 10% – газ, 10% – металл и 3% – лес. Остальное (по убыванию) это удобрения, пшеница, урановая руда и необработанные алмазы. Трудно не заметить, что в этом списке присутствует только сырьё, но нет продукции с высокой добавленной стоимостью. Высокотехнологичной продукции Россия экспортирует всего 2%. Нужна коренная смена структуры экономики, подразумевающая гигантские вложения. Судя по процентному составу экспорта, не требует доказательств тезис о необходимости организации крупных нефтехимических производств.

Мы находимся накануне крупнейшей синтетической революции в нефтехимии. Первая весть этой революции – изготовление корпуса Боинга 787 из пластмассы, что делает его на 20% легче, быстрее и экономичнее. И хотя сроки производства этого самолета сильно нарушены, количество заявок на него по-прежнему растёт. Из синтетических материалов за рубежом уже производят кузова для Ferrari, а по мере удешевления этих материалов появятся и другие автомобили с пластмассовыми корпусами.

Россия имеет все шансы вскочить на «синтетический поезд», пока он ещё не ушёл.

Вторая отрасль, нуждающаяся в развитии, – деревообработка. На сто кубометров заготовленного леса мы производим в три раза меньше конечной продукции, чем в Канаде и США, и в пять раз меньше, чем в Финляндии и Швеции. При этом у нас огромные возможности экспорта этих продуктов, ведь рядом расположены безлесные Казахстан, Китай, Япония, Корея и Южная Европа.

Проблема развития промышленности напрямую связана с необходимостью обновления технологического парка и энергетического сектора. Российские котельные и тепловые электростанции работают с КПД около 32%. Для сравнения: современное парогазовое оборудование имеет 50–62% КПД. Старые советские котельные нужно полностью заменить. Не модернизировать, а демонтировать и установить другие. Причём сделать это не за счёт дорогого импортного оборудования, а на основе собственного отечественного энергомашиностроения.

То же самое касается парка изношенного технологического промышленного оборудования. В области авиастроения для региональной и местной авиации нашими основными конкурентами являются Бразилия и Канада. В Ульяновске построен специальный производственный корпус, где можно сооружать грузоподъёмные самолёты с диаметром фюзеляжа 9 метров и размахом крыльев 100 метров.

Возможностей производства таких самолетов, как российско-украинские АН-124 и МРИЯ, не имеет никто в мире.

Огромные возможности у России есть на рынке оффшорного программирования, поскольку прикладная математика у нас до сих пор на очень высоком уровне. Кроме того, особое значение необходимо уделить производству катализаторов и медикаментов, а также отрасли безопасности – тех стратегических областей, в которых зависимость от импорта очень пагубно влияет не только на экономику, но и на международное положение государства.

Хорошее исключение из общей российской ситуации – это неплохо оборудованный отечественный сектор металлургии, который пугает весь мир своим высоким качеством и низкими ценами. Прогресс наблюдается и в области телекоммуникаций, а также в пивоваренной промышленности. Пивоваренная промышленность в России сегодня передовая и конкурентоспособная отрасль. Потребление пива в России, по сравнению с советским временем, увеличилось в шесть раз – 60 литров в год на человека по приемлемой цене, отметил аналитик, оставив этическую сторону вопроса без комментариев. Он подчеркнул, что сегодня, чтобы догнать развитые страны по росту ВВП, необходимо увеличить его на десять триллионов рублей, а каждая из вышеописанных отраслей принесёт не более одного.

Локомотивом в увеличении ВВП может выступить, прежде всего, отрасль жилищного строительства, дающая огромный мультипликативный эффект.

Туда должно быть вложено 25% всех инвестиций. Отсюда получит развитие и сфера ЖКХ, обслуживание и ремонт жилья, первичная и вторичная продажа, торговля. Если удвоить инвестиции в жилищное строительство, доведя их до 8% в год, как было в течение 10 лет до кризиса, это ускорит темп экономического роста страны на 0,5%.

Второй локомотив – автомобильная промышленность. Необходимо довести локализацию в России до 60–70%, чтобы у нас производили и моторы, двигатели, шасси. Тогда можно будет развить всю огромную отрасль, включая продажу, обслуживание, гаражи. Третий опорный пункт – массовое строительство скоростных автострад и железных дорог. И самая главная и нужная для общества сфера – развитие экономики знаний: науки, образования, биотехнологий, информационных технологий, медицины. В российском ВВП эта сфера занимает всего 15%, в развитых странах – от 30%, в США – 45%. Эти приоритетные сферы должны развиваться также по 8%. Но как развиваться, когда из страны происходит мощный отток капитала, а ВВП растёт на 4% в год? О каких масштабных инвестициях в такой ситуации идёт речь? И, наконец, где взять средства и сколько их нужно?

Смешно питать иллюзии, что в Россию придут сотни миллиардов долларов иностранного капитала. Страну надо развивать на собственные ресурсы.

Сегодня из 54,5 трлн рублей ВВП –10,5 трлн рублей, или 19,5%, идёт на инвестиции. Нужно ещё около 7 трлн рублей в год: 1,5 – на технологическое обновление, 2 трлн рублей на перестройку структуры, 1 трлн рублей на дешёвое жилищное строительство, 1,5 трлн рублей – на автострады и еще полтриллиона на экономику знаний. Норма инвестиций должна подняться до 35%. В СССР она составляла 40%, в Китае – 46%, в Японии, Корее во время развития – около 40%, в Казахстане сегодня 37%.

Источником инвестиций может служить золотовалютный резерв. На инвестиционное кредитование оттуда можно безболезненно взять 350 миллиардов. В неприкосновенности там останется 170 миллиардов, и ещё около 50 неприкосновенных миллиардов в резервном фонде – вполне достаточная мера безопасности, которой хватило бы ещё на один тяжелый кризис. Стоит отметить, что США и многие другие страны, кроме Японии, имеют гораздо меньшие резервы. Также у нас есть 100 миллиардов Фонда национального благосостояния – за рубежом он называется Фонд будущих поколений. Во всех странах эти деньги активно инвестируются в народное хозяйство.

Известно, что государство планирует приватизировать такие крупные компании, как ВТБ, АвтоВАЗ, «Связьинвест», «Роснефть» и ряд других. Эта приватизация будет производиться на рыночной основе и принесёт несколько триллионов рублей, которые также можно использовать для инвестиций.

Отдельный «денежный мешок» России – это активы банков, которые не так давно превысили триллион долларов. 60% составляют кредиты, но всего 6% из них – инвестиционные. Это очень мало. Необходимо дать банкам дополнительные возможности роста этой части кредитов хотя бы до 15%, увеличив так называемые «длинные деньги» в пассивах. Ещё полтора триллиона долларов лежит на счетах россиян, половина из них – за рубежом. При правильном проведении ипотеки, как это сделано в США, можно успешно использовать и эти средства.

Ещё одна счастливая возможность получить необходимые инвестиции – это отсутствие у России внешнего долга.

Он составляет сегодня 3% ВВП, сравните с 90% у многих европейских стран. Это позволяет при необходимости легко получить средства, например, в Международном валютном фонде, в Мировом или Европейском банке, увеличив государственный долг до 20% ВВП. Это абсолютно безопасная цифра, учитывая, что такие кредиты дают под очень низкий процент и на длительное время.

Разумеется, для инвестиций необходима благодатная почва – модернизации реального сектора экономики не получится без реформы в малом бизнесе, финансовой системе, без выхода на IPO, удвоения актива банков, развития конкурентной среды, территориального управления и перевода крупных регионов на самоокупаемость. Жилищное строительство не сможет развиваться в руках жён мэров и быть подотчётным чиновникам, продающим кому попало право на застройку. Для успешного развития очень многие сферы нуждаются в коренных изменениях, включая судебно-правовую систему, формирование гражданского общества среднего класса и другие процессы за пределами экономики. Производя оптимистические экономические прогнозы для России, крупнейшие мировые эксперты всегда заканчивают свои выступления одной фразой: «Возможности страны огромны, но будут ли они реализованы, зависит только от политической воли».

Москва, 7 ноября 2011 г.
 

Поиск

Технико-экономические преимущества установок СЖТ-Модуль

Все можно сделать лучше, чем делалось до сих пор. Г. Форд


1. Существующие установки переработки углеводородного сырья на НПЗ и НХЗ включают в себя физические и химические энергозатратные процессы. Технико-экономическая эффективность таких установок зависит от минимальной мощности производства, которая обеспечивает выпуск качественного целевого продукта.

Минимальная мощность современного НПЗ ≈ 1 млн.т/год (с глубокой переработкой – от 5-7 млн.т/год).

Установки «СЖТ-Модуль» позволят существенно снизить капитальные и энерго- затраты переработки и получить целевые продукты заданного качества вне зависимости от мощности проектируемого производства.

2. Существующие промышленные установки – крупные сооружения, занимающие значительные площади.

Установка «СЖТ-Модуль» в несколько раз компактнее и может комплектоваться в контейнерах.

3. Себестоимость переработки углеводородного сырья в целевые продукты установками «СЖТ-Модуль» на 30-40% ниже, чем при существующем крупномасштабном производстве из соответствующего сырья.

4. Возможность подбора технического режима переработки для различных углеводородов позволяет расширить сырьевую базу ТЭК.

5. Модульный принцип установок «СЖТ-Модуль» обеспечит высокую надежность и ремонтопригодность создаваемых производств.

Copyright © 2010 ООО "Технологические инициативы"

All Rights Reserved.

ООО "Углеродтопхим технология"
Алексей Озеренко
тел.: +7 495 997 24 36
info@uglerodtophim.ru

Курс ЦБ РФ USD и Forex EUR/USD - ИА «Финмаркет» GISMETEO: Погода по г.Москва